Чрезвычайное положение: возможное невозможно?

Чрезвычайное положение: <a href=возможное невозможно?">

Введение чрезвычайного положения муссируется уже несколько недель. На фоне усиливающихся противостояний между евромайдановцами и силовиками, блокирования захвата админзданий власть, видимо, паникует. При этом «подливает масла в огонь» проведением переговоров за закрытыми дверями и разговорами о возможных штурмах митингующими атомных электростанций. Завтрашнее внеочередное заседание парламента гипотетически может решить вопрос ввода ЧП. Однако только в том случае, если наберется достаточное количество голосов.

Акт первый – соло о захвате АЭС

На фоне боевых действий, которые происходят на улицах Киева и других городов Украины власть ведет войну в ином направлении – информационном. Цель ее: нагнетание паники, чтобы получить впоследствии пресловутое право на насилие с задачей максимум – силовым разгоном евромайдана и задачей промежуточной – ввести чрезвычайное положение. Причем, информация подается (и, следовательно, события развиваются) в лучших театральных традициях при постановке спектаклей.

Если руководствоваться этой логикой, становятся вполне объяснимой информация от депутата от ПР Олега Царева, который сообщил о попытке захвата экстремистами Ровенской АЭС. Регионал сообщал: «Были попытки запугать сотрудников АЭС, давить на их семьи с требованием обеспечить себе допуск на территорию станции». После чего О. Царев не преминул предположить, что захват АЭС может послужить поводом для ввода НАТО-вских войск на территорию Украины «якобы с целью защиты ядерного объекта, который несет потенциальную угрозу всему миру».

О том, «был ли мальчик», вероятно, власть не вспоминает, как не попытается учесть тот факт, что атомные электростанции как объекты стратегические охраняются подразделениями военизированной охраны «Энергоатома», Министерства внутренних дел, а также внутренних войск МВД. То есть, даже если бы попытки захвата АЭС и предпринимались бы, то даже муха не смогла бы пролететь. Однако заявление Царева было поддержано Министром топлива и энергетики Эдуардом Ставицким, который пообещал усилить охрану станций.

Далее (в субботу, 25 января) здание Минтопэнерго было захвачено протестующими, коих коменданты евромайдана не преминули назвать провокаторами. Однако появление пред ясные очи митингующих самого Ставицкого и недвусмысленное высказывание относительно последствий захвата стратегического объекта, коим является и само здание Минтопэнерго, привело к тому, что ведомство активисты покинули, однако продолжили его блокировать.

Кульминацией серенады о захвате АЭС стало заявление СБУ, в котором предупреждается об уголовном наказании за возможные захваты, разрушения или повреждения объектов, имеющих народнохозяйтсвенное или оборонное значение. «Наряду с проявлениями экстремизма участились анонимные угрозы подрыва гидроэлектростанций, а также объектов атомной энергетики, повреждение которых может иметь непредвиденные особо тяжкие последствия для населения Украины и соседних государств. События, которые происходят вокруг объектов национальной энергетической системы, негативно сказываются на уровне безопасности нашего государства и создают угрозу его функционированию, а также жизни и здоровью граждан. Служба безопасности Украины предупреждает, что возможные захваты, разрушение или повреждение объектов, имеющих важное народнохозяйственное или оборонное значение, с целью ослабления государства, нарушения общественной безопасности, устрашения населения, воздействия на принятие решений органами государственной власти или местного самоуправления предусмотрены ст.113 (диверсия) и ст.258 (террористический акт) Уголовного кодекса Украины, за совершение которых законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет», – говорится в обращении силовиков.

Информация достигла логического завершения относительно действий властей, а заодно и оправдания в глазах мирового сообщества в случае применения силы – ведь речь уже идет не просто о противостоянии, а о возможных тяжких последствиях для Украины и других государств.

Акт второй – нагнетание ситуации и «тайные вечери»

Суббота 25 января положила начало «второму акту», главными действующими лицами которых стали министерства. Так, нежданно-негаданно Виктор Янукович начал очередной раунд переговоров с оппозицией, предложив Арсению Яценюку стать премьер-министром, а Виталию Кличко – вице-премьером. Также звучали еще несколько постулатов, которые, естественно, оппозицией были отвергнуты. Впрочем, результаты были очевидны и предсказуемы – главный интерес как раз состоял в том, что, как отмечали источники СМИ, на переговорах присутствовал и Кабмин в полном составе, и… фракция ПР.

Очередным подтверждением намерения ввести ЧП стала информация от послов иностранных государств, которых предупредили о высокой вероятности подобных мер. И действительно, сегодня утром Министр иностранных дел Леонид Кожара в телефонном режиме говорил с Федеральным министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером, Министром иностранных дел Королевства Швеция Карлом Бильдтом и Министром иностранных дел Республики Польша Радославом Сикорским. О чем? По версии главы ведомства, послы были поинформированы о последнем развитии событий в Украине, в том числе и в частности, о захвате радикально настроенными силами здания Министерства юстиции, «что может негативно обозначиться на дальнейшем проведении антикризисных переговоров, а также вызвать осложнение общей внутриполитической ситуации в стране». Предупреждение же глав иностранных миссий о введении ЧП украинский МИД категорически отвергает, называя подобную информацию провокацией.

К слову, по ходу «пьесы» был удачно использован захват «Спільної справи» Министерства юстиции, после чего руководитель ведомства Елена Лукаш ультимативно заявила митингующим об обращении к СНБО с просьбой немедленно ввести чрезвычайное положение в случае, если активисты в течение получаса не освободят помещение. По факту митингующие, которых оппозиция в очередной раз назвала провокаторами, освободили здание Минюст, однако продолжили его блокировать. Однако верить в то, что Е. Лукаш случайно заговорила о чрезвычайном положении, не получается. Тем более, что об искреннем желании наконец его ввести, говорит и то, что сегодня Премьер-министр Николай Азаров провел заседание Кабмина за закрытыми дверями.

Пресс-секретарь Азарова клятвенно заверил, что речь о ЧП вообще не шла, а лишь заслушивался отчет МВД о последних событиях (почему министр Захарченко не доехал до заседания, остается загадкой – вместо него докладывал заместитель Ратушняк). Хотелось бы поверить в это, если бы не несколько «но». Первое – если бы это был просто отчет, заседание Кабмина не было бы «тайной вечерей». Второе – зал заседания покинули те министры, которые не имели доступа к секретной информации, что свидетельствует о том, что вряд ли правительство удалило «слабонервных» только потому, что МВД будет озвучивать жуткие факты о евромайдане. Третье – источники СМИ утверждают, что на закрытом заседании как раз и разрабатывается нормативный акт о введении ЧП, за который завтра может проголосовать парламент.

Акт третий – голосистый

Введение чрезвычайного положения возможно только в случае, если за него проголосует парламент. Другого легитимного пути нет, на этот «камень» и наткнулась власть, ведь фактически нужно, чтобы хватило голосов парламентариев. А в этом – самая главная закавыка. Ведь главный оплот власти – Партия регионов – давно находится в состоянии раскола. Так, изначально «брешь» в стройных рядах регионалов была пробита евроинтеграцией – накануне возможного подписания соглашения об ассоциации с ЕС ПР раскололся на два лагеря: одни выбрали европейский путь, другие же предпочитали давних партнеров – Россию и другие страны ЕС. Второй удар фракция получила после зачистки евромайдана в ночь на 1 декабря 2013 года. Тогда, осуждая действия власти, подал в отставку глава АП Сергей Левочкин. Тогда же осудили действия Президента Сергей Тигипко и Ирина Бережная, тогда же заявления о выходе из фракции ПР подали Инна Богословская, Давид Жвания и т. д.

Сегодня многие «регионалы» попросту боятся, и боятся не потому, что вывезли свои семьи за рубеж. Возможно, они боятся дать команду на кровопролитие, команду на то, что украинцы будут убивать украинцев. Или же попросту в период раскола ждут новых указаний от новых «игроков». Доказательства? Вероятно, главным доказательством станет то, что когда в субботу созывали фракцию ПР, многие депутаты до Банковой не доехали по двум причинам: до некоторых не дозвонились, некоторые же были вне Киева. Те же, кто все же приехал, находились в состоянии паники, потому что не знали, что будет дальше. Завтра раскол в рядах ПР станет еще более существенным. То есть, «регионалы» не проголосуют в полном составе, внефракционные нужных голосов не дадут. Следовательно, вопрос о введении ЧП, будет провален, если его вынесут на рассмотрение в сессионный зал. Впрочем, завтрашний день расставит все точки над «і»…

Автор материала: Алена Потаева


Источник: “http://politica-ua.com/chrezvychajnoe-polozhenie-vozmozhnoe-nevozmozhno/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя